"СКАЗКА ДЛЯ ТЕХ КОМУ НАДОЕЛИ СКАЗКИ"

Алена Чубарова, рецензия на сайте afisha.ru

 

Каждый серьёзный ищущий режиссёр в своих работах пытается сделать две вещи: ответить на вопросы, волнующие его лично (или хотя бы поставить эти вопросы) и сделать это своим собственным языком. К новому спектаклю Николая Рощина «Ворон» можно относиться по-разному. Любители реализма и лирической мелодрамы будут в раздражении и разочаровании. Поклонники экспериментальных изысков задохнуться от восторга. А если попробовать посмотреть объективно?

Странно было бы ждать просто хорошего спектакля от театра, название которого связано с именем Антонена Арто. Я не смотрела других спектаклей Рощина, но в «Вороне» концептуальный символизм театра жестокости просто витает в воздухе. Тут и ритуальность действия, и превращение актёра в иероглиф, и провокация к пограничным состояниям.

Автор пьесы «Ворон» Карло Гоцци писал, что, взяв простой ребяческий сюжет, сочинил своё неправдоподобное представление, пытаясь «развернуть свою дерзость и победить свой капризный литературный вкус». Творческая группа Николая Рощина добавила к дерзости Гоцци свою, ещё более дерзкую, победила все вкусы оптом, и «ребяческий сюжет» превратился в Нечто карикатурно-метафизическое.

Но ни знак «плюс», ни знак «минус» никак не прилепляется к этому Нечто.

Актёры в слаженном ансамбле (Глеб Иванов, Андрей Калинин, Наталья Волошина, Юлия Шимолина, Екатерина Ефимова, Ольга Пятышкина) играют предельно ярко, технически безукоризненно, проявляя просто чудеса своей пластики, местами искренни почти по Станиславскому, местами дурачатся, переходят на откровенную клоунаду. Они поражают воображение, но не вызывают настоящего сочувствия. Хорошо это или плохо? Сценография, скорее мрачного подземелья, чем сказочного королевства, в начале спектакля думаешь, трагедия Шекспира как минимум, а не сказка… Впрочем, в программке написано «фьяба», а не сказка! Если вспомнить значение этого слова: «жанр итальянского театра и драматургии, полемически направленный против бытовых комедии, во «фьябах» сказочный сюжет сочетается с импровизацией и буффонадой комедии дель арте. И тут зритель опять запутывается: против бытового театра – понятно, но, если комедия дель арте – откуда столько тревожного предчувствия беды? И предчувствие не обманывает. Финал фьябы Рощина после всех перипетий трагический в отличие от литературной основы Гоцци.

Но опять-таки, «запутанный зритель» - это хорошо или плохо?

По ходу самого спектакля никак не можешь решить смеяться или плакать. Действие всё время балансирует на грани между комедией и трагедией, будто постоянно меняя по ходу свои внутренние, никому не известные правила. Где-то в середине спектакля всплыли в голове слова Пластилина Мира (персонаж книги Евгения Клюева «Между двух стульев»): « При чём тут непоследовательность? Правила создаются по ходу игры – это наше главное правило. И мы последовательно его соблюдаем»

Вместе со зрителем, к концу спектакля запутавшись окончательно, я поняла только одно. «Ворон» творческой команды Рощина – это сказка для тех, кому надоели сказки.