О ТЕАТРЕ

Московский театр «А.Р.Т.О.» («Актерское Режиссерское Театральное Общество»), ныне сложившийся как цельный творческий коллектив, рождался, можно сказать, в преодолении форм. Форм сценических, прежде всего, - как бунт против омертвевших традиций. Но и форм чисто организационных – в поисках возможностей собственного существования. Эстетика же театра, не повторяющая ни один из ныне существующих методов, но также и не отрицающая ни один из них, – складывалась именно из способов такого преодоления.

 

Выпускник РАТИ (ГИТИС), курс профессора, народного артиста России Алексея Владимировича Бородина, Николай Рощин еще во время учебы в институте создал творческую группу «Ship of Fools» / «Корабль дураков». История, казалось бы, вполне студенческая – студийная, вдруг обернулась серьезным театральным делом.

В первом же спектакле «Пчеловоды» по произведениям Питера Брейгеля-Старшего и Иеронима Босха творческая группа «Корабль дураков» выступила с вполне определенной – яркой и независимой творческой позиции. Обращение к живописи и, главное, способ воплощения живописных образов Брейгеля и Босха прозвучали как бунт против традиционного театра – не только психологического, но всего «говорящего» - вербального театра.

Вопреки тому, что «Пчеловоды» не были приняты педагогами курса, группе Рощина собственными силами удалось в 1998 году вывезти спектакль на фестиваль «UNIDRAM» в Германию, благодаря чему о новой творческой единице заговорили всерьез.

 

Спектакль был отмечен премией за «Лучший режиссерский дебют на профессиональной сцене» на фестивале «Московские дебюты». Критика писала о группе Рощина как об авангардном театре, пытаясь дать определение тому художественному языку, на котором общался со зрителем новый творческий коллектив. «Пантомима», «философская клоунада», «притча» - спектакль «Пчеловоды» выявил самую суть эстетической программы будущего театра, а также те актуальные театральные течения, которые оказали влияние на ее формирование.

Творчество Вячеслава Полунина и поиски визуального языка театра явились первым ответом на исчерпанность слова на сцене. Неспроста рецензии на спектакль пестрили сравнениями с театром «Лицедеи» В. Полунина и «Деревом» А. Адасинского. Так в первом спектакле труппы Николая Рощина выявились не просто основные черты художественного облика коллектива. Здесь сразу же был задан вектор будущих творческих поисков, определились сверхзадача и профессиональное кредо будущего театра.

 

Спектакль «Пчеловоды» также принимал участие в фестивалях «HOMO NOVUS» (Латвия, 1999), «BALTOSCANDAL» (Эстония, 1999), «SOLNTSEVOROT» (Санкт-Петербург, 1999), «Москва на сцене» (Париж, Франция, 2002), «PASSAGE» (Нанси, Франция, 2003), «MIMOS» (Пергё, Франция, 2003).

 

В образах, навеянных эпическими полотнами Босха и Брейгеля, Николай Рощин со своими актерами искал пути воплощения масштабного – надбытового, внепсихологического содержания. Эти же принципы, дополненные новой яркой театральной формой, режиссер продолжает развивать и в своих следующих сценических фантазиях.

Постановка сказки итальянского драматурга Карло Гоцци «Король-олень» в Российском академическом молодежном театре вывела обновленную труппу Николая Рощина на новый этап освоения невербальных средств сценической выразительности. Обращаясь к традиции комедии дель арте, Николай Рощин в спектакле «Король-олень» создает особый тип театрального действа. Как заявляла программка спектакля, это было «механическое действо в двух актах и четырех картинах по фантастической фьябе господина Карло Гоцци». От пантомимы к «механическому» существованию, через клоунаду к высокой комедии итальянских масок – такова эволюция художественного пути труппы Николая Рощина от постановки «Пчеловодов» до премьеры спектакля «Король-олень» на сцене РАМТа.

 

Однако, несмотря на творческий потенциал и заметный профессиональный рост группа Николая Рощина так и не обрела пристанища в стенах Молодежного театра. Формы существования, предлагаемые академическим театром, пришли в несоответствие с творческими задачами труппы. Свой собственный путь будущий театр искал на территории большей свободы.

 

Своим профессиональным – не столько амбициям, сколько внутренним потребностям творческая группа Николая Рощина нашла удовлетворение в стенах Центра им. Вс. Мейерхольда, где она просуществовала в период с 2001 по 2004 гг. В рамках художественно-исследовательских программ, инициированных Центром, группа Рощина осуществила постановки «Антонен Арто», «Античный театр», «Польский театр. Вчера и сегодня».

 

Еще в 2000 году на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда состоялась премьера новой версии спектакля «Пчеловоды». При поддержке ЦИМа группой Рощина были осуществлены постановки «Школа шутов» (по мотивам произведения Себастьяна Брандта «Корабль дураков»), «Филоктет» (по трагедии Софокла), «Lilla Weneda» (по трагедии Юлиуша Словацкого).

Благодаря содействию Центра им. Вс. Мейерхольда творческая группа Николая Рощина принимала активное участие в международных фестивалях и лабораториях, имела возможность вести собственную исследовательскую работу, совершенствовать художественные навыки, изучая различные театральные методики и актерские системы.

 

В 2002 году состоялось знакомство с методом Тадаши Судзуки. В рамках Международного фестиваля «TOGA 2002» в Центре исполнительских искусств Тадаши Судзуки Николаем Рощиным была осуществлена постановка «Дон Жуана» (по текстам Пушкина и Толстого) с участием японских актеров. Спектакль был отмечен жюри фестиваля как «Лучшая режиссерская работа». В 2003 году в Центре исполнительских искусств уже вместе со своей творческой группой Николай Рощин изучал психофизический тренинг Судзуки.

 

В том же 2003 году Николай Рощин принимает участие в изучении метода Теодороса Терзопулоса в Греции. Позиционируемый как своего рода «антипод» Судзуки, Терзопулос открыл перед молодой труппой возможности невероятной творческой свободы в рамках уникальной актерской техники. Профессиональное знакомство с методом Терзопулоса в том числе вывело труппу Николая Рощина на путь освоения законов ритуального театра.

 

Логичным продолжением этого направления творческих поисков стала работа с польским режиссером Влодзимежем Станевским в его Центре театральной практики «Гардзенице». Изучение актерской техники Станевского, получившей название «экологии театра», оказало влияние на дальнейшее становление творческих принципов будущего театра «А.Р.Т.О.», показав подлинно синкретическое, мифологическое искусство.

 

В 2004 году творческая группа Николая Рощина была преобразована в «Актерское Режиссерское Театральное Общество» («А.Р.Т.О.») – название, которое и было дано через два года окончательно оформившемуся театру. В собственном помещении, предоставленном коллективу Николая Рощина Департаментом города в 2006 году, были поставлены спектакли «Мистерия-Буфф. Вариант Чистых» (по В. Маяковскому, совместно с фестивалем «PASSAGES», (Франция), при поддержке Департамента культуры г. Москвы и проекта «Открытая сцена», 2007), «Савва. Ignis Sanat» (по пьесе Леонида Андреева «Савва», совместно с ТИ им. Б. Щукина, с участием студентов курса В.В. Фокина и М.А. Пантелеевой), «бох» (по пьесе С. Беккета «В ожидании Годо» и книге Джидду Кришнамурти «Немедленно измениться», проект «Открытая сцена», 2010), «Ворон» (по одноименной пьесе Карло Гоцци, 2011), спектакль «Танго» - режиссерский дебют в театре А.Р.Т.О. для актёра театра Андрея Калинина (по пьесе Славомира Мрожека). В декабре 2015 состоялась премьера спектакля Сталкер (по одноименному киносценарию Аркадия и Бориса Стругацких). 

 

Сегодня московский театр «А.Р.Т.О.» продолжает жить и работать по принципам лабораторного театра. Вопреки внешнему давлению современной театральной и социальной действительности театр по-прежнему сосредоточен на внутренней работе, поисках новых способов актерского существования и средств сценической выразительности в рамках невербального театра.